«Мама, купи мне Хагги Вагги!»

– В наше время игрушки не были такими страшными, – с огорчением говорит бабушка пятилетнего Егора, разглядывая коллекцию «лучших друзей» своего внука.

А у Егорки тут весь набор: Хагги Вагги, Кисси Мисси, Сиреноголовый, аниматроники и другие хоррор-игрушки.

Большинство родителей сейчас прекрасно понимают, о каких персонажах идёт речь. Дети младшего возраста умоляют купить им модную, но уж очень жутко выглядящую игрушку. Кто-то легко поддаётся на уговоры, кто-то настроен скептически: не навредит ли она психике малыша? Эту актуальную проблему мы обсудили с ведущей постоянной рубрики «Диалога» «В гармонии с собой» – практикующим психологом Мариной Григорьевой.

► Всё в голове

– Всё дело в физиологическом влечении человека к страшилкам, – объясняет Марина Рашидовна. – Ему подвержены как взрослые, так и дети. Когда мы щекочем себе нервы, работает симпатическая нервная система. Она активирует учащение пульса, стимулирует выброс адреналина. А после пика страха для восстановления баланса организм включает парасимпатическую нервную систему, отвечающую за отдых. Этот эффект расслабления привлекателен, его хочется ощущать снова и снова. На мой взгляд, нет ничего странного и удивительного в том, что ребёнок хочет иметь страшную игрушку. Главное – разобраться в своих чувствах по поводу его просьбы.

В большинстве случаев дело в родительской настороженности, тревоге за ребёнка, желании его уберечь, не навредить, не нанести психологическую травму. Детские вкусы бывают непонятны взрослым.

Но мы живём в такое стремительно меняющееся время, что наши игрушки могут совершенно не привлекать современных детей. Поэтому я считаю, что в интересе ребёнка к таким «отрицательным» вещам нет ничего плохого.

Желание обладать монстриком может иметь и социальный контекст: ребёнок увидел его у друга, поиграл, столкнулся с определёнными эмоциями и хочет их снова ощутить – посмотреть поближе, потрогать.

И это нормально и понятно. Такие игрушки помогают прорабатывать потаённые страхи детей. Когда они развлекаются с такой игрушкой либо слушают страшилку, то испытывают управляемый, искусственно вызванный страх, возникает ощущение его контроля.

► Не стоит бояться

Существуют возрастные ограничения: страшилки вредны для детей до трёх лет, потому что малыши в этом возрасте ещё не умеют отличать правду от вымысла.

– В игровой терапии «злые» игрушки помогают детям проживать негативные чувства, вымещать напряжение, демонстрировать подавленные и вытесненные эмоции. Такая игра с отрицательным персонажем даёт ощущение управляемости страха, возможности безопасно к нему прикоснуться, – рассказывает психолог.

В случае если такого рода игрушку просит высокочувствительный ребёнок, специалист советует не отказывать и купить её, но при этом внимательно наблюдать за реакцией и состоянием малыша в процессе и после игры. При возникновении стойкой тревоги, страха, нарушения сна игрушку следует убрать.

Младшим школьникам, по словам Марины Рашидовны, можно давать практически все игрушки, соответствующие возрасту, даже самые отвратительные на первый взгляд. Психика ребёнка уже более устойчива, развивается эмоциональная регуляция, воображение не так бушует. Поэтому подобная игрушка не будет опасна для его эмоционального состояния.

И всё-таки бабушка шестилетнего Егора никак не хочет мириться с выбором внука и интересуется у него, чем ему нравится Хагги Вагги.

– У него мех. Он как лиса. Им управляет злой персонаж, а сам Хагги Вагги хороший, – говорит ребёнок.

Даже если персонаж действительно злой, он помогает малышу в легальной форме встретиться с отрицательными эмоциями. Для многих взрослых людей просмотр фильмов ужасов – это тоже возможность столкнуться с какой-то табуированной в обществе темой. Для детей такими точками соприкосновения могут выступать все эти монстры.

Екатерина СПИРИДОНОВА

Добавить коментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.