Судьба Александры

Письма-рассказы о детстве, выпавшем на военные годы, приходят к нам постоянно. Все они трогают до глубины души, но некоторые особенно…

«Здравствуйте, дорогая редакция! Я оказалась в Камышине в 1995 году. А родилась далеко от этих краёв, в поселке Николаевское Калужской области. Нас в семье было 5 девочек. Мне было 1,5 года, когда умерла наша мать. Старшая сестра рассказывала, что отца забрали на финскую войну, и он пропал там без вести.

Когда мамы не стало, сестре пришлось бросить школу и пойти работать в колхоз, иначе нас бы исключили из коллективного хозяйства. Так мы и жили – беспризорные девчонки без родителей. Время шло, мы росли. До Великой Отечественной войны село жило спокойно. А потом к нам нагрянули проклятые фашисты.

Явились на мотоциклах, в белых шубах, с собаками, бормотали что-то на своем языке. Мне тогда было лет 5-6, это я уже сама запомнила. У кого были родные, они прятали детей от фрицев. А нас, сирот, поставили в ряд, чтобы отправить в Германию. Но пришло освобождение: в поселок ворвались партизаны, «отбили» детей, эвакуировали в город.

Видела всё: и голод, и холод… Наконец война закончилась. Мы никогда не забудем подвиг отцов и дедов, которые боролись за мирное небо над нами. Вернулись в родное село и увидели: хаты все сожжены, колодцы отравлены (туда фрицы бросали дохлых собак). Сколько людей погибло от мин! Мы поселились в одной из землянок в низине. Ночью она наполнялась водой. Мы, девчата Кудрявцевы (это наша фамилия), вычерпывали ее ведрами.

Когда я пошла в первый класс, забот прибавилось: школа находилась в трех километрах от нас. Ходила босиком, а уже перед самой школой обувала сапоги (туфель не было). Окончила 7 классов. Сестер тетя с дядей забрали в Москву. Они устроились работать на кирпичный завод, в горячий цех. Работа была тяжелая, сестры умерли рано…

Я поступила в фармацевтическое училище. После его окончания нас, 11 выпускниц, отправили по распределению в Хабаровский крайздрав, а оттуда – на Крайний Север, в Охотск. Край суровый, голодный, погода – туманы и морозы, снега – горы. Но мы были молодыми и воспринимали всё это как должное, не жаловались.
Подруга три года отработала и уехала. Я трудилась на одном месте 40 лет и 7 месяцев. Меня ценили как хорошего лаборанта, хотя доводилось выполнять всё: в эвенкийских поселках болели люди, и мне приходилось брать на себя функции врача-инфекциониста.

В 26 лет вышла замуж, в семье появились двое детей. Муж у меня был хороший, заботливый. Поддерживал во всем. Когда я 20 лет отработала на Севере, меня вызвали в райисполком: хотите поучаствовать в строительстве многоквартирного кооперативного дома в Камышине? Возведете себе квартиру!

Мы с мужем посоветовались и решили, что будем строить себе дом. Теперь это мой родной адрес: ул. Пролетарская, 103. Денег на первый взнос не было (требовалось 3 тысячи рублей). Заняли, а потом платили каждый месяц, но без процентов. Наша 3-комнатная квартира оценивалась в 6 тысяч 740 рублей.

Наконец, пошли на северную пенсию и приехали в Камышин. В квартире ничего не было. Голые стены. Но мы так радовались, что у нас появилось свое жилье! Камышин нам очень понравился. Началась новая жизнь. Но пережитое в войну, продолжает сниться в самых страшных снах…

А.Е. ХАМИНА, ветеран труда всероссийского значения, инвалид II группы “ребенок войны”

Добавить коментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.